БЫЛЬ ИЛИ ЯВЬ? Новый взгляд на события последних дней Великого князя Владимиро-Суздальского – Юрия Всеволодовича (26.11.1189-04.03.1238гг.). Часть первая.

БЫЛЬ ИЛИ ЯВЬ?

Или новый взгляд на события последних дней Великого князя Владимиро-Суздальского – Юрия Всеволодовича (26.11.1189-04.03.1238г).

                                      Часть первая.

Представленное мною  исследование по событиям, происходящим на Руси в начале ХIII века, отчасти расходится с публикациями, освещающими  события последнего периода жизни князя Владимиро-Суздальского княжества — Юрия Всеволодовича, а также итоги борьбы северо-восточной Руси с татарами.  В своей работе я опирался на материалы, изложенные в летописях, и пришел к выводу, что многие события, описанные в них, даже не требуют дополнительного толкования. Мало того, самый полный, самый точный материал и находится именно там. Незначительные расхождения между летописями, конечно, существуют. Надо не забывать, что Русь в то время была раздроблена на княжества, и каждый князь постоянно боролся за сферу своего влияния. Поэтому и политические взгляды  каждого субъекта частично отразились на формировании данных исторических документов.

После тщательной проработки всех опубликованных источников (список приведен в конце статьи)  мною были взяты за основу  как заслуживающие наибольшего внимания следующие документы: Русские летописи (Рус. лет.) ХI-ХVI вв,  изданные Российской Академией Наук., Институт Русской литературы ( Пушкинский дом), из-во АМФОРА, С.Петербург,2006г,Летопись по Лаврентьевскому списку (Лавр. спис.) — издание Археографической комиссии, С. Петербург, 1872г., Суздальская летопись (Сузд. лет) по академическому списку, принадлежащему библиотеке Московской Духовной Академии, изд. С.Петербург, 1872г. Уваровская летопись (Московский летописный свод, конца ХVв) Изд. Академии  наук, г. Москва-Ленинград 1949г.

Когда я знакомился с современными публикациями о величайшем князе Юрии Всеволодовиче,  меня удивили разнообразие и зачастую противоречивость  взглядов на одни и те же события, а  после детального изучения материалов появлялось больше вопросов, чем ответов.. На самом деле, в летописях  всё описано чётко, ясно, правдоподобно, иногда лишь с небольшими разночтениями, касающимися политической ситуации в том или ином месте, либо  в тот или иной период времени, что вполне объяснимо.  Предлагаемая мною публикация, конечно, идёт  вразрез с общепринятыми современными мнениями, но ни в коем случае не опровергает первоисточники. Автор руководствуется только  желанием изложить свой взгляд на события тех времен с учётом анализа первоисточников, отбросив общепринятые представления, изложенные современниками.

В  летописях о князе  Юрии Всеволодовиче написано больше, чем о других князях, и это не случайно. При сравнении  деяний его и окружающих его князей в период раздробленности  Руси на отдельные княжества  становится очевидным, что Юрий Всеволодович  был явным лидером. Масштабы его деятельности в тот период  намного шире, чем у других князей.

Князь Юрий Всеволодович, называемый летописцами также «Георгием» и «Гюрги» был вторым сыном Всеволода Юрьевича « Большое гнездо».  Родился он 26 ноября 1189 года в Суздале, крещён  там же ростовским епископом  Лукой. Мать его — дочь богемского князя Шварна. В житии святого написано, что когда князю Георгию исполнилось 19 лет, мать его, великая княгиня Мария, опасно заболела, приняла постриг в созданном ею Успенском княгинином монастыре, и через несколько дней там скончалась. Князь Георгий, любимец матери, проводил её до самых монастырских врат и простился с нею с великим горем. О детском возрасте князя написано очень мало. Сообщается, что 28 июля 1192года   « быша постригы у великаго князя Всеволода, сына  Георгева, внука Володимеря  Мономаха, сыну его Георгиеви, в граде  Суждали;  того дни и на конь его всади; и бысть радость велика в граде  Суждали» (Лавр. лет.стр 388).

В 1207 году Юрий Всеволодович был участником, а в 1208 году и руководителем военного похода на Рязань. В1211 г.  женился на благоверной княжне Агафии Всеволодовне, дочери киевского князя Всеволода Святославича Чермного. В том же году отец принял решение посадить Георгия Всеволодовича на княжение в Ростове вместо правившего здесь с 1208 года своего старшего сына  князя Константина Всеволодовича. Последнему великий князь намеревался передать после смерти Владимирское великое княжество.  Однако Константин отказался переехать на княжение во Владимир, имея намерение владеть в будущем как Владимиром, так и Ростовом. В ответ на это, наперекор бытовавшей традиции в передачи престолонаследия старшему сыну, отец назначил преемником младшего по возрасту Юрия в стольный город Владимир  вместо больного и конфликтовавшего с ним  князя Константина. Чтобы закрепить это решение, было созвано широкопредставительское собрание – собор, в котором участвовали бояре, духовенство и даже представители горожан (Увар.лет.стр108).  После смерти Всеволода, 15 апр. 1212г., Георгий Всеволодович стал Великим  князем владимирским. Судя по всему,  Константин не смог смириться с подобным решением, и это породило братоубийственную вражду.  Пик противоречий между Юрием и  Константином наступил в1216 году. Надо отметить, что начало конфликта возникло из-за младшего брата Ярослава, который правил Новгородом.  Город  политически и экономически был зависим от владимирских князей, которые контролировали торговые пути. Поэтому новгородцы, в основном, приглашали на руководство городом владимирских князей. Но настал момент, когда сильная оппозиция Ярослава заставила покинуть его Новгород и переехать в свой город  Переяславль. В ответ на их решение Ярослав перекрывает все подходы к Новгороду с продовольствием и задерживает купцов. В городе возникли серьёзные продовольственные затруднения, то есть Ярослав  продолжал политику своего отца в отношении  к Новгороду. Тем временем новгородцы пригласили к себе тестя Ярослава, князя   Мстислава Мстиславовича  Удатного  (из смоленского княжеского дома). К нему примкнули  брат Мстислава – князь Владимир Псковский,  двоюродный  брат Владимир Рюрикович Смоленский, племянник  Всеволод Мстиславович.

Мстислав с Владимиром Рюриковичем Смоленским  послали предложение о поддержании мирных отношений в Торжок   Ярославу, а сами встали на Холохне.  Ярослав же дал ответ: « Мира не хочу, пришли, так идите; ныне на сто наших будет один ваш!»  И сказали, посоветовавшись между собой, князья:  «Ты, Ярослав, с силою, а мы с крестом!» (Рус.лет.стр.216,Увар.лет.стр111) . Новгородцы стали освобождать Торжок и другие захваченные Ярославом земли, когда узнали, что Ярослав стоит в Твери. Новгородцы без опасения стали ездить за припасами, при этом театр военных действий расширялся.  В это время незамедлительно к ним присоединился Ростовский князь, в результате чего создалась мощная коалиция новгородская, смоленская и ростовская во главе со старшим братом Ярослава Константином. Началась подготовка военного похода объединённых сил против Ярослава.

Тем временем Ярослав ушел к брату Юрию с полками, взяв с собой всех подвластных ему  новгородцев и новоторжцев.  Князь Юрий  по договорённости с Ярославом  вместе

со Святославом и с Владимиром   (Руск.лет.стр.218,Увар.лет.стр112) вышли из города Владимира со своей братией. И были полки у них очень сильны: муромцы, бродники, городчане и вся сила Суздальской земли; из сел погнали даже пеших. О страшное чудо и дивное, братия! Пошли сыновья на отцов, а отцы на детей, брат на брата, рабы на господ, а господа на рабов. И стали Ярослав и Юрий с братией на реке Кзе. А Мстислав и Владимир с новгородцами поставили свои полки близ Юрьева и там стали. А Константин со  своими полками стоял далее на реке Липице (близ Юрьева-Подольского).  И увидели стоящие полки Ярослава и Юрия, и послали сотского Лариона к Юрию; «Клянёмся тебе, от тебя нам нет обиды; обида нам от Ярослава». Юрий ответил: « Мы заодно с братом» (Русс. лет., стр. 218, Увар.лет.стр112, Сузд. лет.стр. 469)

И послали к Ярославу, говоря; «Отпусти мужей новгородских и новоторжских, верни захваченные волости новгородские, Волок верни. А с нами верни мир, целуй наш крест, а крови не проливай».  Ярослав ответил: (Сузд.лет.стр467) «Мира не хочу, мужи ваши у меня, издалека вы пришли, а вышли как рыба на сушу». И передал Ларион эту речь князям новгородским. И снова послали к обоим князьям с последней речью: «Братья Юрий и Ярослав, мы пришли не кровь проливать – не дай Бог сотворить такое! Договоримся, ведь мы же родичи; дадим старейшинство Константину – посадите его во Владимире, а вам вся Суздальская земля».  Юрий же сказал: «скажи брату Мстиславу и Владимиру — пришли уже, так куда вам уходить? А брату Константину говорим так: пересиль нас, тогда вся земля твоя будет». (Русс. лет. стр.218, Увар.лет.стр112, Сузд.лет.стр.469).  Даже по этим описаниям летописи можно сделать вывод, что  зачинщиком событий являлся  Ярослав, но не меньший интерес для решения своих  задач  есть и  у «обделённого» старшего брата Константина.

  Говорили многие люди про Ярослава так: « Из-за тебя сотворилось нам много зла, о твоём преступлении сказано было: «Придите, птицы небесные, напейтесь крови человеческой; звери, наешьтесь мяса человеческого». Ибо не десять человек было убито, не сто, а тысячи и тысячи, а всех избитых 9233 человек». (Русс. лет. стр. 222) Битва была ужасная. Можно было слышать крики живых, раненых не до смерти, и вой проколотых в городе Юрьеве, и около Юрьева. Погребать было  некому, а многие, бежавшие к реке, утонули, а другие умерли в пути, а оставшиеся в живых побежали кто к Владимиру, а иные  к Переяславлю, а иные в Юрьев. Князь же Юрий стоял напротив Константина. И увидел побежавший полк Ярослава, и он тогда прискакал во Владимир. Он попытался организовать оборону города, но горожане убедили его в бессмысленности этого мероприятия, ибо большая часть горожан была убита, а возвращавшиеся раненые воины приходили без оружия. Юрий же сказал. (Увар.лет.стр.114,Сузд.лет.стр 474) «Всё понимаю, но не выдавайте меня брату Константину, ни князю Владимиру, ни Мстиславу, чтобы я сам мог выйти из города по своей воле». Они ему обещали. 21апреля в четверг город был осаждён противниками и капитулировал. Константин, стал  Великим князем владимирским.

Ярослав тоже прискакал в Переяславль и затворился в городе (Рус.лет.стр223, Увар.лет.стр114). И не довольно было ему прежнего злодейства, не насытился крови человеческой, избив множество людей в Новгороде, в Торжке и на Волоке, но и теперь, уже бежав, он велел затворить новгородцев и смольнян, которые пришли по торговым делам в его землю, и всех новгородцев заточить в погреба, а других в гридницу (помещение для княжеской дружины), где они задохнулись от скопления множества людей, а иных 150 человек велел загнать в тесную избу и удушил их там, а отдельно заточил 15 человек смольнян – эти остались в живых. (Рус.лет.стр. 223, Увар.лет.стр. 114)

В среду рано утром выехал Юрий с двумя братьями, и поклонился князьям Мстиславу и Владимиру: « Братья, кланяюсь вам и бью челом: дайте мне жить и накормите хлебом, (дать средства к жизни, взять под своё покровительство) а Константин, мой брат, в вашей воле». И дал им многие дары, они же даровали ему мир. Мстислав же и Владимир рассудили их: Константину дали Владимир, а Юрию – Городец Радилов. И так, поспешно забравшись в ладьи, владыка Симон, княгини и все люди отправились вниз по реке. Сам же Юрий вошёл в церковь Святой Богородицы, поклонился гробу своего отца и плача  сказал: «Суди Бог брата моего Ярослава – он довёл меня до этого». (Рус.лет.стр223, Увар.лет. стр114)

Конечно, опальный князь прекрасно понимал плачевность своего положения, но не сломился, а, наоборот, духовно обогатился и закалился. В это время он начал задумываться о значении южных рубежей Поволжья  для Владимиро – Суздальского княжества. А проезжая мимо крутых склонов Дятловых гор, где  в дальнейшем им будет заложен важный стратегический город – крепость Нижний Новгород,  находясь в Городце – Радилове и знакомясь с жизнью Поволжья, он приходит к мыслям, которые  привели к настоящему перевороту в его взглядах на политику с  востоком… В центре этой политики становится Волга и связанные с ней проблемы. Почва в тех местах отличалась довольно высоким плодородием, массив  дремучих лесов надёжно защищал  от кочевников, систематически опустошавших  русские земли. Здесь рано произошло отделение ремесла от земледелия, возникли мощные города Ярославль, Владимир, Ростов Великий за счёт подъёма производственных сил. Удачно расположенное в Волго-Окском  междуречье Владимиро-Суздальское княжество имело прочные экономические и культурные связи с соседями – Рязанью, Смоленском, Великим Новгородом, волжскими  болгарами. По Волге и её притокам велась торговля с западной Европой,  закавказьем, средней Азией,  Ираном.

Городецкая ссылка князя была недолгой. Видимо, чувствуя недалёкую кончину, Константин вызвал к себе  Юрия 11 сентября 1217г. (Увар.лет.стр.115) Помирился с ним, одарил подарками его самого, семью и слуг, и заключил новое соглашение. По его условиям Юрий Всеволодович увеличил свои владения и перешёл на княжение в Суздаль, а перед смертью Константин поручил своих детей Георгию, о  которых тот отечески заботился до последних дней своей жизни.  Вскоре, 2 февраля 1218года, Константин скончался. (Увар.лет. стр116)

Юрий Всеволодович вновь становится  великим владимирским князем.  При Юрии Всеволодовиче продолжают строить храмы, процветает живопись и письменность, возводятся пограничные города-крепости. В1221 Юрий Всеволодович, заложил град в устье реки Оки и назвал его Новгородом (Лавр.спис. Стр.423, Увар.лет. стр118), а в 1225 году, находясь в 140 верстах от Коломны на Волге, по явлению иконы св. Георгия Победоносца, основал на горе Юрьевец-Поволжский. В годы княжения Юрия Всеволодовича получает высшее развитие владимиро — суздальская школа белокаменного зодчества, шедевром которого был Рождественский собор в Суздале (1222-1225) (Лавр. спис. cтр.423). Мастерами этой же школы были сооружены Спасо-Преображенский (1225) и Архангельский (1227-1230), также  Георгиевский собор в Юрьеве Подольском. Особое место при Юрии Всеволодовиче занимал Нижний Новгород.Что нашло свое отражение в Лаврентьевской летописи  «…всякыи бо держася добродетели…и грады многы постави, паче же Новъгородъ вторый постави на Волге оусть Окы, и церкви многы созда, и монастыръ святыя  Богородицы в Новъгороде» (Лавр. спис. стр445). Убедительным свидетельством особого внимания Юрия Всеволодовича к Нижнему Новгороду является беспрецедентный для средней полосы Руси факт строительства в недавно созданном на русской окраине новом городе сразу двух белокаменных соборов. Эти соборы были созданы почти на сто лет раньше, чем каменная церковь Москвы. В Суздале, в храме святой Богородицы, (Увар. Лет. Стр125) по его указанию пол был выложен красным мрамором, присланным в дар болгарами и в (1222-1225г.г.), в соборе Рождества Богородицы были установлены золотые двери (Лавр. спис. стр435),  и т.д. Следует особо отметить его сподвижника, духовного отца епископа Симона, с благословения которого решались многие государственные дела. Епископ Симон, выходец из Киева-Печерского монастыря, был высокообразованным человеком, побывавшим в Царьграде и активно участвовавшим в культурной и политической жизни княжества. Так, по его совету, в 1230 году Юрий Всеволодович принял посольство киевского и черниговского князей во главе с митрополитом Кириллом и Черниговским епископом Порфирием и разрешил спор между черниговским князем Михаилом Всеволодовичем и своим братом Ярославом. (Лавр. спис. стр433, Увар.лет. стр125)

А 6 марта 1230 года были перенесены во Владимир в церковь св. Богородицы святые мощи мученика Авраамия, ( Увар.лет. стр123) пострадавшего за проповедь Христа в землях волжских болгар. В летописях описывается разносторонняя деятельность Юрия Всеволодовича как политика, строителя, экономиста, военного деятеля. Он отличался высокой нравственностью, обладал талантом государственного деятеля и полководца, искусством  дипломатии.

Он посылает войско на помощь новгородцам, оборонявшимся от ливонских немцев;    двукратно наказывает войной дикую мордву, удачно воюет с приволжскими болгарами на Каме    и  заставляет их просить у него мира. Так заботится он о благосостоянии государства (Тверской епархиальный вестник.№5,1889г).

При ознакомлении с современными материалами, касающимися периода нашествия татар на Владимиро-Суздальское княжество в ХIII веке, возникает много вопросов. Часто исследователи приводят противоречивые  факты о последних месяцах жизни великого князя Юрия (Георгия) Всеволодовича. Так, в летописях сказано: «Бату-хан применил тактику скрытых переходов по ночам с созданием режима абсолютного непроникновения беженцев, вестников и разведчиков    на Сить», и тут же авторы пишут, что Юрий Всеволодович получает людские подкрепления, вплоть до 40? тысяч воинов, что князь имеет информацию о гибели своей семьи и пр..

Юрий Всеволодович, будучи образованным, мудрым человеком и опытным военачальником понимал, что из-за раздробленности Руси  противостоять армаде татаро-монгол будет очень трудно. Известно, что в ноябре 1237г., «..Князь же Юрий Владимировский тогда посла ( имеется   в виду в Коломну) Еремея Глебовича в сторожех воеводою и сняся (соединившись) со Всеволодовичем и с Романом и отступиша их татарове от Коломны. После поражения под Коломной Всеволод,  в мале дружине, отступил во Владимир – в это время  князя Юрия Всеволодовича уже в городе не было». (Лавр.спис.стр.438).

(Рус.лет.стр231, Увар.лет. стр.127) В ту зиму пришли  татары к Владимиру, 3 февраля в день на память  святого Симеона…Владимировцы затворились в городе… Увидев, что владимировцы  не открывают ворот, подъехали татары к золотым воротам, ведя с собой Владимира Юрьевича, брата Всеволодовича и Мстиславовича, и спрашивать татары «великии князь Юрьи есть ли в городе  Владимировци пустиша по стрелъ на татары..» Данное повествование говорит о том, что татары до сего момента не знали об отсутствии князя Юрия в городе. И только через четыре дня убедились в его исчезновении.

После взятия Коломны, по материалам летописей, он принимает решение поднять народ на защиту отечества и для этого с небольшим отрядом и обозами отправляется в ярославское княжество по Волге на реку Сить.  «Тое же зимы выеха Юрьи из Володимеря в малъ дружине, урядивъ сыны своя в собе Всеволода   и Мстислава, и еха на Волъгу с сыновци своими, с Василькомъ и со Всеволодомъ и с Володимеромъ, и ста на Сити станомъ, а ждучи к собе брата своего Ярослава с полкы, и Святослава с дружиною..в 1237 году» (Лавр. спис.стр438, Увар.лет. стр127).  Возникает вопрос: почему же князь  сам едет собирать народ, а не посылает предназначенных для этих целей подчиненных ему  людей? Если допустить, что такой факт имел место, возникает второй вопрос: почему Юрий Всеволодович решил самостоятельно собрать этих людей в Ярославском и Тверском княжествах, окруженных лесами и болотами, а не обратился за помощью к  князьям?   Объективного объяснения этому факту в публикациях нет. Следует также отметить, что находился в этом месте князь с декабря по 4(17) марта1238 г. Если  Юрий Всеволодович действительно собирал войско, он, по мнению автора, должен был бы вернуться во Владимир для укрепления оборонительных позиций, так как  город, по тем временам,  был  цитаделью  с мощными крепостными стенами, рвами  и пр. Однако князь не возвращается, а в течение почти 3 долгих зимних месяцев пребывает на Сити, хотя до своего княжества ходу ему было всего несколько дней. Кроме этого, согласно опубликованным исследованиям, Юрий  Всеволодович собирает и других князей с дружинами            (князей Ростовских, ополчения князей Переяславского     и Юрьевского…)  Спрашивается, почему?

Согласно Лаврентьевской, Суздальской и др. летописям, великий князь погиб на реке Сить. «Се же зло здеяся месяца марта въ 4 день, на память святых мучеников  Павла и Ульяны. И ту убьенъ бысть князь великый Юрия на Сити на реке, и дружины его много убища…»     (Лавр. спис. стр.442 и Сузд. лет. стр492). А вот точного места события никто  не указал. Вызывает смущение (во всех вариантах) отсутствие оборонительных сооружений, да и местность не позволяет организовать масштабную оборону. Некоторые исследователи  констатируют, что армады  батыевых  полчищ применили тактический  прием, называемый «подковой»    или облавой (Мусин-Пушкин, очерки  Мологского уезда,1902г). Вполне вероятно, такая тактика    была применена  для скорейшего поиска Юрия. Нужно учитывать, что события происходили в марте, весной, когда лед на реках уже не так прочен  (по старому стилю битва была 17марта).  Завоеватели, в основном, передвигались крупными ратями по речным и торговым путям, а не прочёсывали русские земли широким фронтом.  Если реки вскроются, то тактическое преимущество будет за руссами. Безусловно, ситуацию понимали и татары. Поэтому- то и     правы были другие историки, которые предполагают, что, с точки зрения татаро-монгол, битва    на Сити не была выдающимся сражением. Так, персидский историк Рашид-ад-дин, современник монгольских завоеваний, считает, что это была просто погоня за сбежавшим и скрывающимся князем. (Карагалов В.В. Внешнеполитические факторы…с.94-100). Возникает вопрос, зачем татары направили тогда такое большое количество войск?      Ведь по свидетельству Тверской летописи и других источников «в ту же зиму выехал Юрий из Владимира с небольшой дружиной, оставив своих сыновей Всеволода и Мстислава вместо себя. И поехал он на Волгу с племянниками   своими Васильком и с Всеволодом и с Владимиром, и расположился на реке   Сити лагерем, поджидая братьев своих: Ярослава  (по Карамзину – особенно бодрого и умного)     с полками и Святослава с дружиною, а Жирослава Михайловича назначил  воеводой в своей дружине».  (Лавр. спис. стр438. и Суд. лет. стр489. в1237году). Таким образом, мы видим, что князь не мог ослабить Владимир, и основные  войска остались в городе. Если согласиться с утверждением, что Юрий  Всеволодович отправился собирать народ, не совсем понятно, для    чего ему понадобились обозы, которые в дальнейшем  оставлены на переднем плане  наступающих войск. Поскольку многие исследователи об их существовании постоянно упоминают (Краеведческая газета «Сить»,1998,С.Ершов, Н.Чижиков), то,  очевидно, эти обозы были. Но для чего? Что могло там находиться: одежда, фураж, провиант, оружие? На этот вопрос ответить достаточно сложно. Ведь обозы в дороге, в данной ситуации, могли оказаться большой обузой, замедляя продвижение князя. В данном случае он должен ехать только на коне, как воин.

Народная же молва на основании легенд, передаваемых старожилами из поколения  в  поколение, а также  большинство первых  исследователей и сегодня указывают, что  место гибели Юрия Всеволодовича находится в  селе Божонка. В различной интерпретации  повествуют о том, что князь сокрыл в данном месте клад, возможно, казну и золотую облицовку главных ворот города Владимира. Если принять эту версию за основу, многое становится понятным. Юрий Всеволодович  был мудрым человеком, он четко осознавал опасность  нашествия татар и последствия этого и, наверняка  просчитывал многие варианты, в том числе  и  как спасти казну и ценности. Он оставляет своих уже зрелых сыновей Всеволода и Мстислава во Владимире, а    сам со своей казной, которую копил 24,5 года, покидает город. Возможно, для этих целей князю   и нужны были обозы.  Вот что пишет по этому поводу А.М.Меморский в своем историческом очерке, посвященном Великому князю Юрию Всеволодовичу:  «великий князь Георгий  Всеволодович созвал совет князей и бояр, чтобы решить, что делать. Одни советовали выехать князю с семьей и вывезти из города все ценное, чтобы скрыть в глухих местах, а в городе  оставить одних воинов для обороны.». Но после долгих размышлений князь оставляет свою  семью во Владимире, а сам отправляется на Волгу, чтобы собрать сильную рать, и становится станом на реке Сить вблизи сел Могильца и Божонки Тверской губернии  (Меморский А.М.,1889). Очевидно, что князь   позаботился  о ценностях  и  вывез их с собой. Болгарская летопись утверждает, что  Юрий Всеволодович вывез золотой запас на 50? возах.  В пользу  данной  версии свидетельствует и тот факт, что татары 7 февраля 1238 года сожгли соборную церковь Богоматери во Владимире. В огне погибли епископ  Владимировский Митрофан с духовенством, великая княгиня Агафья с дочерью Федорою и невестками Марией и Христиной (Лавр. спис. стр439.440. и Сузд. лет. стр.490-491, Увар.лет. стр128). Летописцы подробно описывают события, происходящие в церкви Святой Богородицы. Татары разграбили, сорвали оклад с чудотворной иконы, украшенной золотом, серебром, камнями драгоценными, разграбили все монастыри и иконы ободрали, а другие разрубили, а некоторые взяли себе вместе с честными крестами и разграбили одежды блаженных первых князей, которые те повесили в святых церквях на память о себе. В Суздале разграбили церковь святой Богоматери и двор княжеский огнем сожгли, и монастырь Святого Дмитрия сожгли, а другие разграбили (летопись  по списку  Лаврентия стр439). Описывая такие даже мелкие подробности,  летописцы не упоминают о посягательстве на  княжеский двор.. Случайная — ли эта сводка летописцев?  Думается, что это правда. Возможно, под пытками татар, кто – нибудь предал князя и сообщил о направлении его движения, но точного места его нахождения никто не знал. Это — то и разъярило татар и сподвигло их на  жестокость до зверства. За счёт богатейшего князя  они надеялись обогатиться, а он исчез с казной в неизвестном направлении. В тот  момент Юрий Всеволодович оставался практически единственной организованной силой, противостоящей татаро — монгольскому нашествию. Батый жаждал власти над миром и рвался как можно скорее идти далее к Средиземному морю, но оставлять в тылу гордого и непобеждённого русского князя, который мог в последующем объединить народ для освобождения родины, опасался. Вот тут — то татары и стали пытать, да  не Гришку, как пишет китежская летопись, а людей приближенных к князю, с целью узнать, где находится Юрий Всеволодович, для скорейшего захвата князя и казны.

Юрий Всеволодович не мог взять с собой большое войско, а взял только людей доверенных. Татары знали об этом факте. И прав монгольский летописец, который пишет, что Владимиров-ский князь не представлял для войск Батыя большой угрозы  как воин. Но никто не знал   конечной цели Юрия Всеволодовича. Батый в ярости уничтожает семью князя, хотя обычно   детей и жён князей забирали татары с собой и храмы не уничтожали. (Увар.лет. стр128)  «Татарове же силою выломиша двери церковныя, и наволочиша леса в церковь и около церкви, и тако без милости запалиша огнём, и  изъхошася от великого зноя вся сущая ту люди, инии же в огни изгоръша, а инъх оружием предаша..»

Батый разбивает свое войско, как бы рассредоточивается, и ищет князя и исчезнувшие ценности. (Увар.лет.стр128) «И поидоша на великого князя, а друзии идоша к Ростову, инии же к Ярославлю, а ини на Волгу и на Городецъ, и ти то плениша все по Волзъ и до Галича Мерьскаго, а инии идоша к Переяславлю и тои град взяша, и оттоле всю ту страну и городи мнози плениша,  Юрьевъ, Дмитровъ, Волок, Тферь, тут же и сынъ Ярославлъ убиша, и до Торжьку, нъсть мъста, идъ же не воеваша. А на Ростовской и Суждальской земли взяша городовъ 14, опроче слобод и погостовъ, в одинъ месяцъ февруаръ». Татары спешили, так как события разворачивались весной и из-за половодья рек войска  Батыя  могли задержаться в лесах, что было крайне нежелательно.

Так почему же Юрий Всеволодович отправился именно на Сить в Божню? Ответ напрашивается один.  До  того, как занять  великокняжеский престол, Юрий Всеволодович с 1216 по 1219 г был там удельным князем. Юрий Всеволодович и Епископ Симон плавали в ладьях вверх и вниз по Волге, приставая к языческим селениям, проводя беседы о христианстве. На Святом озере ( ныне Рязаевское озеро) проходило крещение язычников (Никон. лет. за 1216г.)   Городок   Божня, по Углическим грамотам, был известным местом. По словам Петра Воинова, бежецкого летописца, в нем был монастырь с крепостными стенами и сторожевыми башнями. Он так описывает смерть великого князя: « там же убо да никто же прорицает страну нашу, аки бы  не имущую таковыя святыни; имеет бо во истину в себе, имеет землю, напоенную кровью мученическою, яко лет есть граду сему Бежецку с пределы своими сицевым и ценным даром, яко же и прочим хвалитися, к славе того теплаго молитвенника, святого стратотерпца, великого князя Георгия. Аминь»

На заседании Нижегородской Учёной Арх.  комиссии, бывшей 4 марта 1888г., говорится:        « В июле 1887г. Председатель комиссии г,А.С. Гациский проехал по берегам р. Сити, впадающей в Мологу, где  находится группа курганов около Божонки Кашинского уезда Тверской губернии. Раскопки показали, что Божонковские курганы относятся к доисторической эпохе ». А раз найдено было большое количество курганов древних времён, значит, можно сделать вывод, что    и место было плотно заселено.  Юрий Всеволодович знал, что это место удачно расположено и окружено лесами и непроходимыми болотами, знал он и о монастыре, имеющем потайные ходы. Потому и стала Божонка конечной целью князя. Кроме того, на пути к Божонке находились крупные поселения, которые могли, отчасти, дать отпор врагу, ослабить его силы и тем самым помочь  князю.

Божня была уничтожена и сейчас нет видимых подтверждений ее былого значения. Однако, как показали проведённые мною исследования, на территории нынешней Божонки сохранились подземные сооружения, представляющие собой основательный материал для изучения.  Возможно, в одном из них находится тайник. Раскопки показали, что на глубине примерно 0,5 метранаходится слой углей и гари толщиной 200-300мм. На глубине 3-х метров обнаружен       пол – очень гладкое песчано-известковое основание. Местами обнаруживается большое количество кирпича старинного изготовления и участки фундаментов. Подобных структур и составов не встречается во всей округе. Для определения возраста и принадлежности  их к определенному периоду требуется анализ уже взятых образцов.

В качестве гипотезы можно выдвинуть предположение, что в одном из таких подземных   тайников до сих пор хранится казна, привезенная и спрятанная Юрием Всеволодовичем.. Возникает очень важный вопрос, а почему именно там? Для этого должно быть чёткое и ясное обоснование.

Учитывая вышеизложенное, невольно хочется обратиться к материалам, посвященным изучению известной легенды, тесно связанной с историческими событиями данного периода времени – легендой о граде Китеже.

Согласно этой легенде, князь Юрий Всеволодович погиб, обороняя от татар построенный им на берегу озера Светлояр город Большой Китеж. Однако  доподлинно установлено и исторически доказано, что связанные со смертью великого князя события происходили в селе Божонка на берегу реки Сить, о чем и свидетельствует установленный на  месте трагической битвы памятник с соответствующей надписью на нем и Покровский храм с пределом Георгия и его фресками.  Из  статьи  Филарета  Черниговского  следует, что только  в  с.Божонке ежегодно  отмечали  торжественное  богослужение,  в  память  кончины  Святого благоверного,  великого  кн. Георгия   Всеволодовича  4(17) марта, как это уже знают в Нижнем Новгороде (жит.русск. свят. 4 марта1887г.) Возникает мысль, а не стоит ли  нынешняя Божонка на месте описанного легендарного града Китежа, якобы затонувшего (чему нет никаких научных подтверждений) в водах Светлояра? Для данного предположения, на мой взгляд, есть некоторые основания. Согласно древним рукописям, Китеж существовал задолго до нашествия татаро-монгол на Русь. После принятия христианства на Руси какое-то время сосуществовали    две веры: еще не утратившее  силу, но уже запрещенное законом  ведическое православие и принятое официально, но еще не прижившееся в народе византийское христианство. Перестав быть официальной религией, ведическое православие «ушло в подполье». Дабы не входить в конфликт с официальной властью, волхвы, славянские жрецы со своими богами, реликвиями и тайными знаниями затаились в Тверских лесах, окруженных со всех сторон непроходимыми болотами. Добраться сюда было возможно только по реке Сить со стороны Ра- реки (Волги), или по просеке, ведущей из Шеренского леса в Китеж. Здесь волхвы, веды, жрецы возвели город, в который не вели торговые пути, где не селились ремесленники, где было «место силы». Так продолжалось много десятилетий. Жрецы жили в лесном городе под охраной своих богов. Тайными тропами пробирались сюда единоверцы, принося с собой щедрые дары. Можно допустить, что именно Божонка  (Божня) и являлась таким местом – скрытым и потаенным. Светлояр же находился на торговых путях и, как мне кажется, наименее подходит для   прибежища древней, то есть  ведической веры. Если летописи пишут о древнем городе на Светлояре, то должны быть и древние захоронения, а  их там тоже нет. Есть очень красивая окружающая природная среда, а красота, как правило,  будоражит воображение людей, навевает романтическое настроение  и подчас порождает создание легенд и вымыслов… Так именно и происходило с некоторыми писателями, художниками и композиторами, посетившими эти края.

  Следует отметить, что согласно  легенде о Китеже ,Юрий Всеволодович погиб  на  подступах к городу. Не мог он погибнуть в двух местах,  т.е.  в Китеже и на Сити. Сразу напрашивается вопрос, не стоит ли Китеж на реке Сить. Тогда всё как бы становится на свои места. Я считаю, что данный факт из легенды надо рассматривать совместно с летописями, тем более, что в основном описанные события довольно  близко перекликаются, за исключением религиозных наслоений. Еще со времен удельного княжения Юрий Всеволодович знал о существовании потаенного города. По одной из версий, там было тайное хранилище книг и реликвий славянского рода от исхода времён. И об этом  князь тоже знал. Видимо, Юрий Всеволодович искал помощь и  защиту  у богов и надеялся, что ему удастся сокрыть свое богатство в Китеже.

   Это-то и явилось причиной того, что Юрий Всеволодович около 3-х месяцев пребывал в   данном месте, сюда он привез свои ценности  для дальнейшего сохранения.   По свидетельству лаврентьевского списка стр.438, это было отнюдь не пассивное ожидание «и нача Юрии князь великый совокупляти вои противу татарам, а Жирослава Михайловича приказа воеводство в дружине своей» (Увар.лет.стр127)

Существование крупного поселения на месте расположения Божонки подтверждается и наличием больших курганов, изучением происхождения которых занимались многие исследователи (Собанеев Л.П.,1868, Ивановский Л.К., Гациский А.С., Иаков Житновский, Богданов А.П.   ,Воронцов Д.А. , и др.). Как показали исследования, проведенные Ивановским Л.К., настоящие курганы возникли в IХ-XIIв.как результат захоронения мирян еще задолго до нашествия татаро-монгол. В1887 г. Гациский А.С. подтвердил на основании историко-археологических раскопок древний возраст курганов. К аналогичным заключениям пришли и другие историки. Возле Светлояра древних захоронений вообще нет.

Предчувствуя   исход битвы с татарами, Юрий Всеволодович решил обратиться к святыням отцов и направился к Божонке (она же – Китеж). Батый, преследуя войска великого князя, приблизился к потаенному городу. В жестокой битве погибает Юрий Всеволодович, и волхвы, дабы не оставлять святыни на поругание врагу, поджигают город. И город действительно исчезает. Исчезает в огне. Время событий, происходящих в Божонке, совпадает с таковыми в Китеже. Т.е. был ли  город, точно летописцы и не знают, а предания о нем сохранились в виде «Китежской летописи».

Наличие слоя углей под культурным слоем в Божонке подтверждает версию исчезновения города в пламени. После пожара, видимо, осталась только часовня (Божня) или капище — молельное место. В течение многих лет  люди приходили туда  поклониться Богу, принести     дань памяти, скорби и уважения героическим событиям, происходившими на данном месте.        По сей день существующая на месте гибели Юрия Всеволодовича деревня называется Божонкой.

В брошюре  « 4 марта 1889г.» Тверь 1889г. – реферат, читанный в заседании тверской учёной архивной комиссии 4 марта 1889г. членом её Н.Н.Овсянниковым, — о месте битвы с татарами говорит: припомним теперь, как возникло мнение, что битва на р. Сити произошла не в Ярославской, а в Тверской губернии. Первый у кого я нашёл это известие, был усердный собиратель исторических местных, т.е. Тверских сведений Пётр Воинов, оставивший после себя составленный им « Хронологион» ( рукопись Тверского музея №3123) Петр Воинов на стр. 22 (обор.) своего хронологиона сообщает, что великий князь Георгий Всеволодович погиб со своею дружиною в пределах Бежецких, в с. Божонки ( нынешнем Кашинском уезде).

В 1859г. Собанеев Л.П. в5 т. «Трудов Ярославского Статистического комитета» (стр.32,33), заявил, что поражение Руси татарами, по преданиям, было около с. Божонки. Собонеев также упоминает, что предания о Божонках собраны профессором М.П.Погодиным  и сообщены    кратко и бегло в «Москвитянине» 1848г № 12 стр.114-116 и говорит, что по преданию  у    Божонок действительно происходило сражение с татарами и здесь же, по одним у Сидоровского, по другим  у Калинина ручья, погиб великий князь, который хотел будто бы   спастись по обратной дороге, но был настигнут и убит татарами, и что по свидетельству М.П. Погодина «земля в окрестностях Божонок» усеяна буграми, как хлебами. Местный священник Преображенский, продал Погодину много рукописей, между которыми была и Молдавская, (ПлетнёвВ.А.- Об остатках древности и старины в Тверской губернии, Тверь 1903г.)

Курганы в с. Божонка и окрестную местность описывает Д.А. Воронцов. С позволения священника о. Никольского, автором сделана раскопка в боку кургана и найдены два черепа, лопатка и ножная кость. Далее раскопки не производились из-за запрета священника.  Здесь производились раскопки и  профессором Погодиным. По рассказам крестьян, лет 30 тому назад (писано в1880годах) курган этот, у церкви, с одного из боков, прорыт весь и при этом, кроме черепов, ничего не найдено. Как пишет Д.А.Воронцов, весь берег р. Сити  изобилует человеческими костями, и есть предание, что здесь происходили битвы татар с русскими под руководством великого  князя Георгия Всеволодовича. В память сего князя при церкви Покрова сооружён был престол Георгия.

На заседании Нижегородской Архивной Учёной Комиссии в 1888г. Председатель А.С.Гациский на основании раскопок и исследования обнаруженных останков  доказал отношение курганов к доисторической эпохе,  и что события битвы 4 марта1238 г следует отнести именно к окрестностям села Божонки, о чем свидетельствует следующее: 1) само название села (Божонка, Божница, Божня, а я хочу добавить ещё и «ЯР СКИТЕЖ» или в простонародье КИТЕЖ); 2) направление войск Батыевых, так доказательно изложенное в исследовании Н.И. Надежина; 3) легенды, в которых указывается именно на село Божонку, как на место битвы русских с татарами; 4) живая память об этом историческом акте: до сих пор подробности передаются жителями, указывается даже место (верстах в 5 от Божонки у Сидоровского ручья, впадающего в реку Сить), где, по преданию, будто спрятаны латы Георгия Всеволодовича.  Только в с. Божонках ежегодно отправлялось  торжественное богослужение в память кончины св. Благоверного великого князя Георгия Всеволодовича, 4 марта. (см. Тверской епархиальный вестник. 1марта 1889г.№5,год тринадцатый, стр174-175., составленный по руководству Филарета Черниговского, и других источников, хранящихся в Тверской Учёной Архивной Комиссии).

Возникает вопрос, а почему в летописях не указано, в каких населённых пунктах князь Юрий Всеволодович собирал воинов?  Только лишь в новгородской летописи указывают, что князь «бежал на Ярославль», Видимо, летописец имел в виду направление, а не конкретный город. События происходили зимой, в морозы. Надо поесть, заночевать, причём длительное время. Это должен быть не маленький городок, народу собиралось много. Только у Дорожа было 3000 воинов. Священники и летописцы не могли знать  о существовании потаённого города. Волхвы      и жрецы вместе с народом жили в Китеже по древним традициям  стези – прави. Если бы христиане узнали о существовании города, то позаботились бы об  его уничтожении.  Однако Китежская летопись свидетельствует о существовании града Китежа.  Видимо, поэтому и получилось, что факт гибели Юрия Всеволодовича описан одновременно в двух местах – в Китеже и на  реке Сить, в Божонке…  Согласно Китежским летописям:  «и невидим будет Китеж же и до пришествия Христова» О том  как и почему стал невидим град Китеж  сообщается   лишь в заключении: «Тако сей град Китеж невидим бысть и покровен рукою Божию, иже на конец    века сего много мятежного и слезами достоиного покрый Господь град дланию своею». Однако церковь Покрова с приделом в честь Георгия (Юрия Всеволодовича) поставлена в селе Божонка на реке Сить. Легенда о Китеже несёт в себе основную суть событий, в которых принимает участие герой, и несет в себе определенный элемент домыслов. Я легенду о Китеже понимаю по-своему. Спустя многие годы летописцы-христиане  (либо монахи) из народных уст услышали  легенду и по-своему интерпретировали события, мало заботясь об исторической их точности.  Поэтому реальные факты зачастую искажены.  Например, дату основания города приписывают  Юрию Всеволодовичу, а его на самом деле ещё  и на свете не было. Сама дата    как раз и говорит о заключительном периоде противоречий между древней верой руссов и навязывания им христианства. В 1164году, как указано в летописи, и построили волхвы и жрецы потаённый город, захватив с собой древние реликвии.   Поэтому, не смотря на приверженность     к христианской вере и знакомством с местом проживания волхвов и жрецов,  князь оценил  духовное богатство своих предков и в какой-то мере принял участие в его сохранении,  строительстве, выделяя какие-то средства, что и отражено в легенде. Складывается мнение, что Юрий Всеволодович, пожалуй, один из первых политиков, который  пытался впервые в истории Руси ослабить разногласия между двумя  религиями. Это свойственно складу его ума, о чем свидетельствуют описания предпринятых им попыток  примирения  враждующих  князей в  разных регионах.

Тесная связь между событиями, происходящими  на берегу реки Сить в Божонке и описанными в легенде о граде-Китеже, несомненна. Однако требуются дополнительные исследования для окончательного решения этого вопроса. Тверской епархиальный вестник №5, 1марта 1889 стр.177, напоминает, что князь Юрий Всеволодович убит в пределах Бежецкого Верха, поэтому он входит в Собор Бежецких святых, ибо в пределах Тверских находится ныне     та земля, которая орошена его святой кровью.

Рассматривая  события борьбы с татарами с самого начала до поражения  русских в битве на Сити, стоит подумать,  почему возникали те или иные ситуации? Кто занимал ту или иную позицию? И почему одни князья позволяли себе вольность в передвижении по Руси,  не участвуя  в сражениях, а  другие  взяли на себя величайшую миссию защитников отечества. В летописях сказано о перемещении Юрия Всеволодовича  (Сузд. лет. стр489 «…и уехал на Волгу с племянниками  своими  Васильком,   Всеволодом и с Владимиром, и стал на Сити станом, ждучи  к себе брата своего Ярослава и Святослава с полки…»)   Естественно, перемещался он  скрытно. Однако его нашли и достаточно  быстро. Спрашивается, кто помог татарам обнаружить место    его расположения? При исследовании я старался использовать  в основном, один из главных источников – это первые летописи. Хотя они  появились значительно позднее происходивших событий и, кроме этого, в изложении фактов присутствует оттенок политики последующей власти, но, тем не менее, можно сделать определённые выводы.

Итак, по порядку. Брат, Юрия Всеволодовича  Переяславский, Новгородский затем Киевский  князь Ярослав постоянно конфликтовали. (Лавр. спис. стр.429, в 1229году, Увар.лет. стр123) «…Ярослав  усумнъся брата своего Юргя, слушая нъкыихъ льсти, и отлучи отъ Юргя   Василька, Всеволода, Владимира, и мысляшеть поротивитися Юргю брату своему; но Бог не попусти лиху бытии, благоразумный князь Юрги призва  ихъ на снемъ в Суждаль, и исправившее все нелюбье межю собою…7 сентября» Это далеко не один пример конфликтов в борьбе за власть. В последующем эти же летописи  утверждают что  в решающий момент Юрий Всеволодович  находился  на реке Сить  (Лавр.спис.стр.438) « и ждучи к собъ брата своего Ярослава с полки, и Святослава с дружиною своею..».  Однако кн. Ярослав, оставив Ростов,    уехал в  нижний Новгород с малыми детьми.  И Вологодская летопись сообщает в 1238году « того же лета поидоша татарове в поле, а Ярослав прииде из Новагорода из Нижняго в Суздаль». Причём это в момент наступления врага. А второй человек после князя в Ростове — епископ Кирилл  неизвестно где находился.. Описывается лишь то, что (Лавр. спис. стр.442.и Сузд. лет.стр493) «блаженный же епископъ Кирилъ взя князя мертва, идый з Белаозера, и принесе й в Ростовъ…»- Поистине странная запись. Значит, в ответственный момент он тоже уехал из Ростова на Белоозеро, бросив паству. Правда, в летописях этого нет. Но все знают, что настоятели и епископы в подобных ситуациях всегда остаются со своей паствой и  богом, и молятся за спасение души, ибо они считают, что только Бог может положительно повлиять  на исход событий, и никогда не покидают  храмы и руководствуются деяниями святых апостолов, пр.14. По летописи выходит, что город остался без руководства. А что делают   татары? Они берут Ростов и не трогают нижний Новгород, где отсиживается Ярослав с малыми детьми. Сегодняшние раскопки также подтверждают отсутствие битвы в нижнем Новгороде. Следует отметить скупое описание летописцами захвата княжеств и городов таких, как Ростов, Ярославль..и т.д., — буквально одной строкой. (Лавр. спис. стр.441 «…поидоша на великого князя Георгия окояннии ти кровопийци, и ови идоша к Ростову, а ини къ Ярославлю, а ини на Волгу на Городець, и ти плъниша все по Волге…только в Ростовской   и Суздальской земле за один февраль взяли 14 городов, помимо слобод и погостов») Вот и всё. Буквально по мановению волшебной палочкой татары брали княжества и города, а где же были  князья?  Описания их подвигов и  деяний в летописях очень скупы. Еще более странно,    что старший сын Ярослава, Александр, являлся князем Великого Новгорода, и этот город татары тоже не берут. Кроме того, нет даже намёка о попытке объединения и помощи друг другу, а также помощи Юрию Всеволодовичу. А литературные источники говорят о том, что  Юрий Всеволодович «измотал»  врага.  Между тем известно, что сил у татар было достаточно   для завоевания даже Европы. Кроме этого,  не вполне понятно, для чего князь Ярослав Всеволодович побывал в Киеве. Объяснений  по данному эпизоду также  в летописях нет. Но  летописи свидетельствуют, что вследствие переговоров Даниловых?? с великим князем Георгием он  должен был уступить  Киев Ярославу Всеволодовичу (Увар. Лет. Стр126), который, оставив в   Новгороде сына своего юного Александра, поехал княжить в 1236 году в древнюю столицу     Руси. (См. также Карамзин Н.М. История гос. Российского том 3.гл.V111). Но  в 1240 году, во время взятия  татарами Киева, Ярослава  там не было. Вот удивительный князь постоянно избегал битвы с татарами.

Кстати, и киевский митрополит Иосиф, судя по всему, избегая киевского разгрома 1240г,. также удалился .  (А.В.Карташёв) .Но бегство архиерея со своей кафедры осуждается Апостольскими правилами: « не позволительно епископу оставляти свою епархию и во иную приходити…(Правила святых апостолов, пр.14).  Причём, согласно летописям, это второй на   Руси  случай нарушения епископами правил, и именно при кн. Ярославе.

После этого они получают «грамоту» на управление государством (Лавр. спис. стр.447, Увар.лет. стр.136) В1243году ..Великий князь Ярослава поъха в Татары…Батый же почти Ярослава великою честью, и мужи его, и отпусти й, рекъ ему:  «Ярославе! Буди ты старъй всъмъ княземъ в Русскомъ языцъ». Ярославъ же възвратися в свою землю, с великою честью. А вот сын Ярослава, Александр (будущий Святой князь Александр Ярославич Невский), тотчас стал названным братом Сартака, сына Батыя, всё равно, что приёмным сыном самого хана Золотой Орды. В последующем,  после смерти Ярослава Всеволодовича, его сыновья Александр  Ярославич и Андрей Ярославич, ставший в 1246 году князем Суздальским, а с 1248 года    Великим князем Владимирским  были нужны Батыю не более, чем русским князям была необходима поддержка монгольской конницы в отражении нашествия немецких рыцарей.     Таким образом, мы видим, что особых подвигов — то нет и даже можно предположить, что   в  борьбе за власть семейство Ярославичей вступило в сговор со степняками,что находит   косвенное подтверждение в процессе изучения летописей. Во время ведения войны татары постоянно, как указывают летописи, посылали посольства к разным князьям. Так и с Юрием Всеволодовичем ханские послы вели переговоры, призывая: « Мирись с нами», а в ответ получили, что славная война лучше постыдного мира. ( Лавр. спис. стр.237) Что было дальше,     не знаем, указывается лишь, что послы были отпущены с богатыми дарами. Такие переговоры были обычны в практике взаимоотношений русских княжеств. Велись переговоры с Рязанью (..послаша послы свои, жену чародейку и два мужа с нею, ко князем Рязанским..коли нас не   будет всех, то всё то ваше будет.- Сузд. лет. Стр 487,Увар.лет. стр126), а князю  в Великий Новгород была   послана грамота с печатью самого хана с предложением не оказывать помощи князю Юрию. (Болг. летопись).  Велись  переговоры при Калке и т.д. А вот сведения о переговорах  с Ярославичем??  в летописях отсутствуют.

Конечно, в данной ситуации  каждый выполнял отведённую ему роль. Епископ Кирилл никуда  не уезжал. Иначе в летописях данный факт был бы отражён, в этом достоинство летописей, которые отражали все перемещения видных деятелей. Во время нашествия татар он,  судя по всему, взял на себя роль проводника. Если бы Татар повёл кто-либо другой, то наврядли смог выполнить подобную миссию, (кстати, и китежская летопись свидетельствует, что некий предатель указал врагам дорогу к Китежу). Он — то и привёл татар по ПРОСЕКЕ, а не  просоке, (это просто описка, в Сузд. лет. стр492 над словом, просока поставлен знак* с примечанием,      что это просека).  И потаённый город Китеж, скрытый в болотах на реке Сить (нынешняя Божонка), имел доступ только по реке или по тропе  через    болота- просеку. Сопоставив все вышеизложенные данные, можно сделать вывод, что именно здесь, на реке Сить, где находился с войском  князь      Юрий Всеволодович, и располагался Китеж-град.  Об этом свидетельствует и описание в летописях  места захвата племянника Юрия Всеволодовича «  а Василька Констатиновича руками яша, и ведоша в станы своя с великою нужею, и дошедъ Шереньского лъса…безъ милости убьенъ быстъ» Это место находится буквально в двух шагах от просеки  по направлению к Кашину, где находилась ставка самого Бату. (Лавр. спис. Стр.236, Увар.лет. стр128)

События, происходившие в данном районе  и  описанные в летописях, скорее всего  соответствуют действительности.. Юрий Всеволодович ждал врага со стороны р. Сить, а татары появились с  просеки. (Сузд.лет.стр.492, Увар.летстр128. Князь же Юрьи посла Дорожа (Дорофей Семёнович)    в просеки  въ 3000 мужь, и прибъже Дорожъ и рече:    « а уже, княже, обошли суть насъ Татары около …) Из этого монолога видим, что князь, воевода, а также  просека были рядом, в одном месте и здесь они сразились с татарами. Если даже предположить, что они находились далеко от просеки, то авторы изложили бы  данное повествование совершенно иначе. А вот в других местах командовал Жирослав Михайлович, назначенный воеводой в своей дружине. ( По свидетельству Лаврентьевского списка стр.231, Увар.лет. стр127.     это было отнюдь не пассивное ожидание  «нача князь Юрии  великий совокупляти противу татарам, а Жирослава Михайловича приказа воеводство в дружине своей) О его назначении указано почти во всех летописях, но современные исследователи не упоминают о нем, а   напрасно. Его назначение произошло сразу по прибытии на место. Ещё и воинов нет, а князь    уже назначает вместо себя руководство войсками..  Кроме этого известно, что ещё в 1229 году Юрий Всеволодович был ранен  в ягодицу стрелой, поэтому не мог ездить на лошади          (см. « Летопись Гази Бараджа, 1229-1246годы» в издании «Свод булгарских летописей». Том1. Оренбург, 1993г.) Поэтому  сам  он, вероятно,  не мог на лихом коне участвовать в    битвах, а постоянно посылал своих родственников. В летописях нет ни одного упоминания, что после ранения  Юрий Всеволодович сам участвовал в сражениях..    На Сить он прибыл на возке (он постоянно перемещался таким образом, о чем пишет и Болгарская летопись) с племянниками Всеволодовичем, Владимиром и Васильком, которые играли роль, видимо, «адъютантов», координирующих действия ополченцев. Находясь в Китеже (Божонка), Юрий Всеволодович   не ожидал появления татар со стороны просеки.  Не случайно, в последующем изучая историю края, учёные Погодин М.П. ещё в 1848г. Воронцов Д.А. 1860г. чётко указывали на непроходимость местности.  Болгарская Летопись также указывает, что  не могли войска      пройти  через большое (25км) Солодохинское болото между Коем и Ситью.

Таким образом, в летописях есть практически точное описание места сражения – река Сить, (Божонка). Нет лишь ссылки на город Китеж, так это соответствует  Китежской легенде. Христианский летописец не мог знать о месте расположения потаённого города.

Только несколько десятков лет назад, проведя, колоссальные мероприятия по мелиорации  земли около Божонок, провели автодорогу. И даже сегодня пройти лесами, минуя автодорогу,      не так просто. Спрашивается, а кто же тогда  привёл татар? Вот как описано в летописи. (Сузд.лет. стр.493 и Лавр. спис. стр442, Увар.лет. стр129 Блаженый же епископъ Кирилъ, ид аз Бълаозера,   тамо избывъ ратныхъ и прииде на мъсто идъже убиен бысть великий князъ Юрьи, и    обръте тъло его; вземъ же и принесе ё в Ростовъ, и пъвъ надъ нимъ пънья и положиша       его в церкви святыа Богородица.) В летописи описаны просто чудеса. Как говорится, шёл с Белоозера, споткнулся и узнал в теле без головы князя Юрия Всеволодовича. Да и вообще,   откуда он мог знать, погиб ли Юрий. Это маловероятно. Скорее всего, Кирилл    привёл  татар по скрытой просеке и был свидетелем битвы. После битвы он привозит  тело князя Юрия      в Ростов, отпевает и хоронит его.  А почему не в родном Владимире? Голову татары, по своим обычаям, взяли с собой для проведения ритуала победы. В Китежской легенде описано, что « Гришка» привёл татар к городу. Сам факт отрицать не следует. А вот  абстрактный  Гришка вызывает сомнение. Если татарам нужна голова великого князя Юрия Всеволодовича, так кого они будут пытать и допрашивать? Думаю, что в первую очередь родственников или приближённых людей. На основании изложенного можно сделать предположение, что был   сговор  Ярославичей с татарами,  поэтому и получили через определённое время целёхонькую голову. Затем, летописцы, я бы сказал, проговариваются,   описывая подробности поисков Василька (положиша въ скровенъ мъсте). Затем  увъдавъ же се епископъ Кирилъ и    Княгини Василькова, и пославшее и взяша тъло его; и яко понесоша въ градъ Ростовъ…Тогда же (я подчёркиваю) принесоша главу великаго князя Георгия, и вложиша    ю в гробъ к своему тълу (Сузд. лет.стр493, Лавр.спис.стр.443 и Рус.лет. стр236. Увар.стр.129) Следует отметить и расстояние от Шереньского леса, где был убит Василёк, до Ростова около 100км. Пройти по снежному покрову  в весеннее половодье,  и выполнить дважды ритуальные обычаи с перезахоронением –    для этого нужно очень много времени. Проанализировав всё вышеизложенное, можно даже допустить предположение, что в Успенском соборе г. Владимира покоятся мощи не Юрия Всеволодовича, а Жирослава Михайловича, который был назначен великим князем воеводой вместо себя на Сити и погиб в битве с татарами. Его обезглавленное тело и было доставлено в Ростов. Голова же была привезена спустя 2 месяца, и вряд-ли кто-то мог установить, чья она. Сам же великий князь Юрий Всеволодович, возможно, покоится в Китеже (Божонке). Достоверность этих предположений могла бы подтвердить или опровергнуть генетическая экспертиза (по ранению в ягодицу, ДНК  и,д.).

Чтобы сделать более детальный и окончательный вывод, надо также проследить чудесное спасение Ярославичей, конечно, словами летописца. Бог спас всё семейство, независимо от     того, где кто находился. (Сузд. лет.стр.494. Богъ избави а отъ руку иноплеменникъ, благочестиваго и правовърного князя Ярослава с правовърными его сынми; бъ бо у него сыновъ 6: Александръ, Андреъй, Константин, Афанасий, Даниил, Михаил — и съ всъ сохранении быша молитвами святыя Богородица.) А в Лаврентьевском списке стр.446…си  вси схранени быша Божьею благодатью. Вот что пишут о спасении Новгорода, где княжил     его старший сын Александр: (Сузд. лет. стр.494. и Рус. лет. стр.252. Нов же городъ заступи     Бог, и свята Софиа, соборнаа и апостольскаа церкви, святый великий преподобный   Кирилъ архиепископъ Александрьскый, и святыхъ правовърныхъ архиепископъ молитва…) А вот через два года, в 1242 году (Лавр.спис.стр.447 Великый князь Ярославъ посла сына своего Андръа в Новгородъ Великый, в помочь Олексанрови на Нъмци, и побъдиша я за Плесковомъ на озеръ, и полонъ многъ плъниша; и възвратися Андръй  к отцю  своему с честью.).  Как видим, летописец ни слова не говорит о достоинстве Александра Ярославовича, в будущем, прозванным Невским, а возвеличивает другого сына, Андрея. Но мы также видим, как   оперативно и своевременно оказана помощь в защите отечества от посягательства немцев.  Почему же в летописях нет каких либо  сведений   по защите от более серьёзного врага,  татарского ига.  Не кажется ли странным отсутствие описания  столкновений татар с Ярославичами, Кроме этого, все Ярославичи остались  живы  и сразу же спокойно распределяют города. (Сузд. лет.стр495 Того же лъта съде Ярославъ Всеволодовичъ на   столъ. Того же лъта отда Ростовъ Суздалъ брату Святославу. Того же лъта отда Ярославъ брату Ивану Стародубъ и.д.  Именно они будут владеть всей Северо-восточной Русью, о чём   без содействия со стороны татар  и мечтать не могли.  В том же году  Ярослав пошёл к Каменцу.(Лавр.спис.стр.446, Увар.лет стр 130) Он захватил город Каменец, а княгиню Михаила  Черниговского и большую добычу забрал с собой. В том же году Татары взяли Чернигов, князья же оттуда выехали в Венгрию; а город сожгли, и людей перебили, и монастыри разграбили, а епископа Порфирия отпустили в Глухове. (Рус. лет. Стр238) Как видим, сам Ярослав  в тандеме с татарами лично уничтожает своих давнишних соперников, рушит русские города и грабит.  А ведь Юрий Всеволодович примирял Черниговцев с Ярославом,     что отражено в Лаврентьевском  списке (стр.433). Ещё война не закончилась, а Ярослав  уже, «расталкивая локтями дорогу», рвётся к власти, освобождаясь от конкурентов. Поэтому летописи именно в этот период в 1239г., пишут: «Того же лъта бысть пополохъ золъ по всей земли не въдяху и сами кто гдъ бъжить». Лавр.спис.стр446, Увар.лет. стр131) . Н.М.Карамзин в «Истории государства  Российского»  подчёркивал: « вообще Ярослав не пользовался любовью народною», том3, гл.V111. И через полгода (1239г.) Ярослав Всеволодович успешно одерживает победу над Литовцами под Смоленском, причём использует татарскую конницу.  Уладив дела со смолянами, он посадил у них князем Всеволода, а сам с большой добычей и великой      славой вернулся в свои земли. (Рус.лет.стр238, Увар.лет. Стр130) . Возникает вопрос, откуда он собрал воинов, которых использовал  исключительно для своих имперских целей. Как видно даже по этим эпизодам, налицо предательство, которое опаснее целой армии противника. Этот «червяк» подточил всё государство изнутри, а главное  - способствовал татарам. Можно привести ещё   один пример из тверского сборника (Рус. лет. стр251, Увар.лет стр.129): «Татары подошли к Торжку в первую неделю поста, месяца февраля в двадцать второй день, на обретение мощей святых мучеников в Евгении. И окружили они весь город тыном, так же как и другие города брали, осаждали  окаянные город две недели. Изнемогли люди в  городе, а из Новгорода им не было помощи» (Потому что там был князем старший сын Ярослава, Александр – будущий святой Невский). Из того же тверского сборника, (Рус.лет. стр.252, Увар. Лет. Стр130), видим, что в 1239 году « женися князь Александр Ярославич, поя у Полотцского князя у Брячислава дщерь и венчася в Торопце, а в Новгороде – ещё раз. Мне думается, что никому бы и в голову не пришла бы мысль жениться на вражьей женщине, сразу после поражения своего отечества.

Из всего вышесказанного можно сделать только один общий вывод. В борьбе за власть Ярославичи не могли самостоятельно справиться с Юрием Всеволодовичем. Поэтому они прибегли к сговору с Татарами, при этом погибли многие ветви Рюриковичей. Летописи блестяще и точно расписывают борьбу всех князей, кроме Ярославичей, против татар. Летописцы объясняют чудесное спасение всего их семейства и их  городов божьей волей. О связи Александра с татарами  свидетельствует то, что в  1257-1259 году была проведена     перепись населения (за исключением церковнослужителей) для определения размера дани (выхода) Золотой орде. Начались волнения и в Новгороде. Александр оказывает содействие татарским послам и  по Уваровской летописи стр143, в1257году «Овому носа среза, а иному очи выима» за то, что отказались от переписи  и уплаты дани (танги и десятины).  А церковь, видимо, освободилась в дальнейшем от дани благодаря услугам  Кирилла татарам  в решающей борьбе против величайшего князя Юрия Всеволодовича. Надо отметить также, что после этого князь Александръ  бъжа из Новагорода ( Сузд. спис.стр 496)   и до конца своей жизни не возвращался в этот город. Всё это является подтверждением прихода Ярославичей к власти за счёт предательства своего народа. Иных заслуг в летописях просто нет. Кстати, ростовский епископ Кирилл отличался не только способностью искать и находить, но   был еще целителем и умелым сватом:   « ближайший преемник Батыя Берге…к своему больному сыну вызвал в качестве целителя Ростовского епископа Кирилла  и, кроме того, выдал свою ближайшую родственницу в 1257 году замуж за Ростовского князя Глеба Васильевича. При нём же, в 1261 году, учреждена    была в ханской столице, Сарае, епископская  кафедра, а Хан Менгу-Темир (1266-1281гг.) замечателен тем, что первый выдал русскому духовенству Ярлык на имя Кирилла.   (А.В.Карташёв, Очерки по истории Русской церкви, стр.281-282).  «Мы пожаловали, – говорит Менту-Темир, — попов и чернецов, и всех боголепных людей, да первым сердцем молят за нас   Бога, и за наше племя без печали, благословляют нас…да не клянут нас…» То же впоследствии говорит и хан Узбек: « Мы жалуем их Ярлыками, да Бог нас пожалует и заступит; а мы Божие бережём и данного Богу не взимаем…да пребывает митрополит в тихом и кротком житии… да правым сердцем и правою мыслию молит Бога за нас, и наши жёны, и за наши дети, и за наше племя». Карташев А.В. писал, что  « ни одного случая какого – нибудь посягательства ханов на установившиеся привилегии русской церкви не было» (А.В.Карташёв, стр.284,т1). Возобновились поборы только после смены власти у Татар.

Тщательно исследуя события можно также предположить, Ярославичи с Кириллом не только отдали голову Юрия Всеволодовича, но и откупились его казной, В результате чего Татары прекратили завоевание Северо-Восточной Руси  предоставив это осуществлять Ярославичам, а церковь освободилась от поборов. До указанных событий  в летописях пестрят эпизодами насилий и грабежей в храмах. Иначе чем можно обьяснить такую милость со стороны завоевателей.

Таким образом, весь исторический материал, изложенный в летописях, доносит до нас  ясную картину   происходивших событий. И чтобы разобраться, нужно просто внимательно читать первоисточники и накладывать события на рельеф местности и карты.

Конечно, не всё  было так уж мрачно на Руси.  По Увар.лет.стр130 отражено, «Слышавъ же Мстисллавъ  Глъбович, внук Святославль Олговичя  нападение иноплеменных на град  Чернигов  и прииде  на нь с вои своими. И бившемся им кръпко..» Таких примеров много. А вот со стороны семейства  Ярославичей факты по защите отечества от татар  в летописях, отсутствуют.

Нашествие хана Батыя на Русь, которое началось поздней осенью 1237 года, осталось в  памяти потомков как время народных бедствий, страданий и бесчисленных жертв. Но это было время героической борьбы за свободу и независимость родной земли, время великого подвига народного, который не только сохранил условия для самостоятельного исторического развития Руси, но и защитил центральную и западную Европу от Татаро-Монгольского завоевания. Великий русский поэт А.С.Пушкин писал: «России определено было великое предназначение;     её необозримые равнины поглотили силу монголов и остановили их нашествие на самом краю Европы, варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощённую Русь и возвратились в степи Востока».

Русская церковь очень высоко оценила Юрия Всеволодовича, канонизировав его как борца за веру и причислила к лику святых, чтимых всей Российской Церковью.  5 января 1645 году святые мощи его были обретены нетленными и переложены в серебряную раку – дар Патриарха Иосифа Успенскому собору во Владимире. Рядом с алтарём находятся две раки-гробницы с останками Александра Невского и Юрия Всеволодовича.

Не будем судить о подлинности этих останков, а также неразберихи в дате смерти Юрия Всеволодовича. Например: в «Описании о российских святых»  конца 17-18 в. утверждается,    что  с 17в. празднование памяти Георгия Всеволодовича происходит  4 февраля (вместо 4марта).  И только 1889 году справедливость восторжествовала, и в празднование 700-летия со дня рождения Великого князя Юрия Всеволодовича – день памяти перенесён на 4 марта. Однако    имя Юрия Всеволодовича было включено раньше в памятник русских князей и княгинь, созданный между 1окт. 1556г. и 30 янв. 1557г. по указанию Иоанна 1V Васильевича, в раздел     «А сех поминати на панихидах» (Россия и греческий мир в ХV1в. М. 2004.т.1 с215,399), но канонизирован он был в 1645 году ( а вот Александр Ярославич «Невский» канонизирован     почти на сто лет раньше).

Рассматривая легенду о Китеже, как  любую современную повесть, мы понимаем, что она содержит определенные элементы вымысла. Многое зависит от того, кем и когда создавалась легенда, отношения авторов к героям и событиям. В нашем случае главный персонаж —  великий князь Юрий Всеволодович, который погиб, обороняя город. Не было бы его, не было и  бы легенды.  Это во — первых. Во — вторых, сам сакральный, потаённый город исчезает во время битвы с татарским игом. То, что он был потаённый и скрытый усиливается в легенде тем, что привёл врагов предатель по «батыевой тропе». Так легенда накладывается на легенду, подтверждается данными летописей, и напрашивается вывод, что все эти события происходили в одном месте – городе Китеже (ныне – Божонке), располагавшемся на реке Сить. Местные старожилы покажут всем место, где доставали из реки для строительства  старые марённые, почему-то названные «батыевыми»  дубы.

Занимаясь изучением летописей, я не ставил перед собой задачу создать исторический  образ  князя Юрия Всеволодовича, поскольку это уже давно и хорошо сделано другими. Мне же было интересно проанализировать события, происходившие с одним героем в одно и то же время, но якобы в разных местах, попытаться наложить данные разных источников как бы друг на друга и сделать определенные умозаключения.

Если все мои рассуждения, совместно с легендой о Китеже, наложить на летопись, всё совпадает с одним лишь дополнениемВеликий князь Юрий Всеволодович выполнил свою миссию на реке Сить в нынешней Божонке – Китеже.

Для подтверждения или опровержения данной гипотезы  нужны комплексные историко-археологические исследования как непосредственно в Божонке, так и близлежащих к  ней местах.

 

ВАМ